Четверг, 14 октября, 2021
Общество

Скамеечный комитет

Скамеечный комитет
4Views

Я пришёл к дому посмотреть квартиру, которую собирался купить, но хозяйка немного запаздывала.

Я сел на лавочку во дворе. Рядом, естественно, сидела небольшая стайка бабушек – местное дворовое информбюро. Они внимательно оглядели меня сверху донизу и одна из них вынесла вердикт:

— К Дашке Ползуновой пожаловал, не иначе!

Ничего ответить я не успел, потому что к первой тут же подключилась вторая бабушка:

— Молодой человек, мы за вашей Дашей, конечно, не следим, но она недавно ушла.

— Девятнадцать минут назад! – уточнила первая. – Я случайно время заметила.

— Так-то ваша Даша ничего, — утешительно сказала вторая бабка. – Девушка она порядочная… иногда.

— И одинокая, — поддакнула первая. – …иногда.

— У неё нынче только один какой-то и был, — сказала вторая. – Заморыш обглоданный, шибздик. Этот покрепче вроде.

— Ты про рыжего? – спросила третья бабка. – Какой же он шибздик, если Дашку с балкона чуть не выкинул!

— Нет, про другого, — сказала вторая. – А с рыжим, значит, трое будет?

— Шастал к ней по весне какой-то сандаль, — сказала первая бабка. – Ненадёжный какой-то — через раз пьяный приходил.

— Это который в красных штанах? – спросила третья бабка. – Я за Дашкой, конечно, не слежу, но он у неё с тридцатого мая не показывался.

— С двадцать девятого, — поправила вторая бабка. – Я точно помню, потому что телик сломался и кино не шло.

— Я слева от этой Ползуновой живу, — сказала третья бабка. – Молодой человек, у меня к вам огромная просьба. Когда войдёте с Дашей в квартиру – не хватайте её сразу за жопу!

Здесь я даже как-то обиделся, хотя вовсе не ждал никакую Дашу.

— Почему это «не хватай»? – спросил я. – Моя Даша, хочу – и хватаю!

— Совести у вас нет, — сказала третья бабка. – Когда Дашку хватают в коридоре – она визжит. А у меня за стенкой гуппи живут в аквариуме, понятно? От Дашкиного визга у них стресс. Они тычутся мордами в стенки и потом плавают все в синяках.

— Хорошо, — сдался я. – Не буду хватать Дашу в коридоре.

— А в душ вы с ней пойдёте? – строго спросила первая бабка.

— Ну, допустим, — сказал я. – А что, тоже нельзя?

— Не рекомендую! – строго сказала первая бабка. – У нас с Ползуновой ванные смежные. Напомните, чтоб горячую сильно не открывала!

Тут меня уже слегка заело.

— А что нам с ней? — говорю. – Холодной водой из-за вас мыться?

Бабки воззрились на меня уже менее дружелюбно.

— У меня конденсат на потолке из-за неё, — сказала первая. – Давайте, гробьте мой евроремонт… аспиды!

— И пусть Дашка в дУше не поёт! – заявила вторая бабка.

— Не дом у вас, а колония строгого режима! – обиделся я. – Даже попеть в душе нельзя?

— Если негромко, то можно, — смилостивилась вторая бабка. – Но только не Лепса! Я её за эту «Рюмку водки на столе» пришибу скоро!

— Да, за Лепса я сразу вам шваброй в стену стучать буду! – пригрозила первая бабка с конденсатом. — Я, конечно, глухая, но у меня абсолютный музыкальный слух! Фальшивит твоя Дашка как зелёная макака.

— Короче! – наставительно сказала вторая бабка. — Вы там в душе давайте с ней без песен и без … этого самого. Помылись – и на фиг.

— И на балконе голым не курить! – предупредила четвёртая бабка, которая до этого молчала.

— Ну почему-у-у? – чуть не взвыл я. – Кругом какие-то санкции и ущемления!

— Мне-то, конечно, не страшно! – сказала четвёртая бабка. – Я-то всяких Дашкиных хахалей навидалась, а вот у моего кота сердце слабое. Он как голого мужика увидит – сразу с балкона падает…

— …на мой балкон! – сказала пятая бабка. – А у меня там помидоры в ящиках. И кот в них гадит с перепугу.

— В спальню с Ползуновой пойдёте – тоже аккуратно! – сказала первая бабка. – Главное – положь её как-нибудь так, чтобы пятками в стену не лупила, понял? Привычка у неё дурацкая: ах-ах-ах, бум-бум-бум пяткой! А у меня сразу розетка отходит и телик выключается.

— Никакого уважения к старости, — сказала вторая бабка. – Ходют тут всякие, у моих гуппи потом шары на лоб вылазят.

— Матом в койке тоже не ругаться! – заявила мне первая бабка. – Мне через розетку всё слышно.

— А у меня от мата сразу посуда в шкафу дребезжит, — сказала четвёртая. – Когда рыжий к Дашке ходил, он там на неё завернёт в три колена с присвистом – а у меня тресь! – и чашка вдребезги! Вот вроде стекляшка, а ненормативную лексику чувствует.

Перегруженный знаниями о неизвестной мне Даше Ползуновой, я встал и пошёл со двора, не дождавшись хозяйки.

Почему-то мне уже расхотелось покупать квартиру в этом доме.

©Дмитрий Спиридонов

Добавить комментарий